Архив

Публикации с меткой ‘мысли’

10 Март 2006 10 comments

Читаю сейчас рассказы Олеши. И обнаруживаю много красивого.
Вот, например: «смерть по дороге к нему уничтожает вещи».
Образ очень хороший, по-моему. Вся жизнь (если она жизнь) — это освоение вещей (слово «веши» здесь я использую в широком смысле). Это обучение взаимодействию с вещами.
А процесс умирания (не момент смерти, а именно — умирания) — это потеря вещей. И именно в этом смыле можно умирать можно регулярно. Как говорят — «в тебе умер художник», ну или ещё кто-нибудь. Страх старения, умирания с этим во многом связан — с тем, что теряешь власть над вещами, в конечном итоге, в пределе, эти вещи для тебя исчезают и ты остаёшься в пустоте.
Там, в кусочке, на который я даю ссылку, ещё важно окончание — про имена. Вещи уходят, но твоё знание о том, что они «существуют» остаётся. И это кажется мучительным. В связи с тим: мне глубокое сумашествие, когда отключается всякая критичность кажется менее скверным (с точки зрения больного), чем при сохранении критичности. Ты не догадываешься о том, что с тобой происходит что-то не то — и живёшь по своим законам. Нет напряжения, связанного с попытками быть «адекватным». Со стороны это, возможно, кошмар, но тебе всё равно, в общем-то.
Так вот, смерть, умирание — и возможный (хм) переход в иной мир страшен тем, что ты оказываешься в незнакомом, а всё, что ты знаешь — уходит. У тебя остаётся только сухой паёк слов, имён, который, возможно, тебе и не пригодится. Опять-таки умереть «окончательно» возможно, проще. Хотя не хочется.

Рассказы Олеши можно почитать вот здесь.

Share on Facebook

О времени и о себе (всё в кучу).

27 Март 2005 4 comments

(навеяно current music)

Почему-то, ощущение бесконечности, временами посещающее меня (я имею в виду временной бесконечности, а не пространственной) в общем, однонаправленное. Мне более знакомо ощущение «и так будет всегда», чем ощущение «так было всегда». Понятно, что такого рода ощущения – не более, чем иллюзия. Более того, это самое «так» вообще не может длиться более, чем мгновение, которое и обозвать никак нельзя – любая единица времени (наносекунда и прочее) в этом случае оказывается слишком велика. Это самое «так» или «сейчас» (привет гештальтистам, конечно же) невозможно поймать в сети нашего привычного и родного времени.
И, одновременно, на уровне ощущений, почему-то это самое «так», оказывается, может становиться вечностью. Впрочем, подумалось мне сейчас, эта самое состояние «бесконечности» или «вечности» как раз отменяет собой понятие времени (и пространства, наверное) вообще. И в этом состоянии можно таки-ухватить за хвост «сейчас». И продлевать его куда угодно – вперёд или назад. Это, в общем, не так уж важно. Я, вот, почему-то склонен растягивать его в будущее. Наверное, отчасти, из-за того, что если выбирать из прошлого и будущего, то последнее мне интересней. На уровне ощущений, кстати, о которых я говорю. А на уровне интеллектуальных изысканий – скорее, наоборот. Изучать прошлое мне кажется более любопытным занятием, чем прогнозировать будущее. А больше всего интересно (на всех уровнях), что присходит в этом самом «сейчас». Вот, например, сейчас мне хочется пить. И, я слышу, чайник вскипел. Прогноз скучен: я пойду пить чай, минуты через три примерно. Чтобы чайник остыл до вожделенных 90-85 градусов по Цельсию.

P.S. Любопытно – я начинал писать этот текстик об одном, а вышло о втором и о третьем. А может, и о четвёртом, если присмотреться.

Share on Facebook
Tags:

пространные мысли

25 Март 2005 9 comments

Я уже неоднократно замечал (и про себя, и вслух), что мысль о гипотетическом о скором конце света приводит меня в состоянии расслабленность. Что-то типа «спешить, стало быть, теперь некуда».
А нонче мне подумалось, что весьма похоже действует на меня и мысль о гипотетическом самоубийстве. Сколь-нибудь явного и чёткого желания убить себя у меня не возникало, насколько я помню, никогда. Но некую именно гипотетическую, на уровне концепта, я бы сказал, такую возможность я себе оставляю. Она странным образом придаёт моей жизни оформленность и позволяет осознать, что я волен закончить все свои дела тогда, когда я захочу. Вообще, мысль о том, что я, допустим, завтра умру (не важно по какой причине) меня не слишком пугает. Или не пугает вообще. Я прожил столько, сколько я прожил и сделал то, что сделал. Не больше и не меньше. Завтра сделаю ещё что-то. Или не сделаю. И то, и другое не так уж важно. То есть, мне, чаще всего, хочется сделать что-то ещё. Видимо, дела мои не завершены, отнюдь. Но всё равно некая завершённость, не смотря на это, присутствует почти каждый момент. Звучит путано и противоречиво, но это, по моим ощущениям, именно так. И, по большому счёту, видимо, нет у меня таких важных дел, которые не сделать в этой жизни было бы для меня так страшно (как-то очень «гладко» звучит. может быть, я лукавлю перед самим собой. но, кажется, всё же нет).
Вообще, я думаю, что жизнь интересна и удивительна. И пока интересно, по своей воле я отсюда никуда не уйду. Но когда станет совсем скучно – я не уверен, что захочу тут оставаться. Не плохо, не мрачно, а именно скучно.
А пока – буду жить и удивляться. Этот процесс мне кажется вполне захватывающим и увлекательным.

Share on Facebook
Tags:

занесло

13 Март 2005 2 comments

Жил-был человек. Имя его сообщать не буду, так как оно тут не при чём. Да, и сам человек как будто бы не при чём. И я, придумавший этого человека не при чём. Есть у меня подозрение, уважаемый читатель, что и ты не при чём. Не сочти за грубость – это, скорее, простая констатация факта. Все и и всё не при чём. Всё само по себе. Я, и ты, и безымянный мой герой – все сами по себе. Каждый живёт в своём, удобном или не очень, мире. И разглядывает происходящее вокруг – кто с интересом, кто со скукой. Иногда можно заметить – вот, радом, буквально под боком, существует какой-то другой, чужой мир. Он часто чем-то похож на твой собственный, но, одновременно, пронзительно отличается от твоего. А ты, человек, в своём мире всегда один-одинёшенек. Но это совсем не обязательно означает, что тебе одиноко. Вернее, так: ты одинок, но это совсем не обязательно так уж плохо.
Вообще, «плохо» или «хорошо» — не самые важные, кажется, слова. Намного важнее – «интересно» или «не интересно».

Share on Facebook

навеяно «Таверной Трёх Обезьян» Хуана Баса

31 Январь 2005 1 комментарий

В треклятом и любимом мною постмодернизЬме1 ведь как: ружьями, которые должны бы выстрелить, бывает, обвешаны все стены. И, бывает, ни одно так и не выстреливает.
Зато часто из-за угла как кто-нибудь жахнет.

———————-
1В данном случае имеется в виду в основном худлит.

Share on Facebook
Tags:

истории о себе

23 Январь 2005 2 comments

Я рассказываю истории о себе. Себе и окружающим.
Пишу, говорю, раздумываю, вспоминаю, сопоставляю, формулирую.
Пересказывая один и тот же «случай из жизни», создаю многочисленные редакции, в каждой из которых появляются новые детали и, одновременнно, что-то исчезает, стирается, затушёвывается, становится неважным.
Часть этих историй кажутся мне интересными, часть — откровенно скучными и/или банальными.
Жизнь моя никому неизвестна. В том числе и мне самому. Мне известен только набор историй о некоем персонаже, которого зовут, скажем, Алексей. Ну, или ещё как-то, это, в общем, не так уж важно.
Рассказав очередную историю я, обычно, сам начинаю верить, что это действительно случилось. Вернее, так: этот эпизод приобретает статус «реально случившегося».
Кроме этих историй у меня ничего нет. И кроме них ничего не останется.

Share on Facebook
Tags:

меланохическое (в погоне за симметрией)

20 Январь 2005 2 comments

Разговоры разговариваем.
Смотрим друг другу в глаза.
Нам кажется, что мы друг друга понимаем.
Нам кажется, что мы разговариваем на одном языке.
Мы считаем, что слова соответствуют чему-то в окружающем мире.
Мы думаем, что сетчатка наших глаз говорит нам «правду».
Мы улыбаемся понимающе улыбаемся друг другу.
И даже заговорщицки перемигиваемся.
Полагаем — мир существует.
Полагаем это важным.

Хотя
разведка
доносит, что это,
ввероятно
не так.

Share on Facebook

окололирическое

22 Декабрь 2004 7 comments

Чем был, чем буду – ни то, ни другое мне неизвестно. Стану ли ветром лёгким, или водой неспешной, или огнём суетливым – неведомо. Как встану, с какой ноги, чем жить буду, где найду, где потеряю – неясно. То же самое, что интересно, — и в прошлом. Кем был, что делал, как жил – это сказка, которую рассказываешь самому себе, не более. Другие могут рассказать не менее (и не более) правдивую историю о тебе самом же.
И вот, не ведая ни прошлого, ни будущего, просто делаешь шаг за шагом – из мгновения в мгновение, изо дня в день, из года в год. Т плывёшь по течению, то борешься с этим потоком, который тебя несёт в неизвестное. Иногда замечаешь – вон, кто-то рядом барахтается. Обменяешься с ним взглядом, улыбнётесь друг другу – и на душе теплеет.
Расстояний и времени нет. Это всё – не более, чем очередная сказка, которую очень интересно слушать и придумывать к ней продолжение, ибо конца-краю ей не видать. А в том месте, в том времени, где ты находишься, нет другого места и времени. Если ты не слишком увлечённый сказочник, ты это поймёшь.
И не надо говорить об играх. Игры подразумевают правила. А здесь правил нет. Или есть – но они постоянно меняются и лучше и не пытаться их понять, иначе можно сойти с ума ненароком. Или начать придумывать собственные правила – тоже, кстати, увлекательное занятие. Но, кажется, бестолковое – правила эти всё равно ведь работать не будут. А ты окончательно запутаешься.
Делай, что делаешь – и будь что будет.

всё, пить пойду.

Share on Facebook

поколение Ы — некоторые контуры

Многие мои знакомые-более-менее-ровесники существуют, кажется, преимущественно в двух режимах/состояниях сознания.
Первый, более распространённый – это аптично-созерцательное существование. «Пусть течёт как течёт», «всё ни к чему», «лучшее, что можно делать – ничего не делать», «как же всё ужасно лень». При этом, речь, в общем-то, не идёт о дискомфорте. Это просто способ, стиль существования. Иногда, правда, это переходит в некое более явное недовольство: «ох, как скучно», «как же это всё задолбало», «когда же я, наконец, начну хоть что-либо делать». Как раз это, кризисное, в общем, состояние (которое может длиться довольно долго, надо заметить) время от времени подводит некоторых ко второму основному режиму.
Это режим, я бы сказал, яростной целеустремлённости куда-то или в никуда (что в данном случае одно и то же). Начинает развиваться бурная активность. Иногда кажется, что она направлена на какой-то объект-цель. Но всё равно остаётся впечатление, что всё это – «в никуда». Энергичность человека, находящегося в этой фазе иногда даже пугает.

Надо заметить, что мне лично эти состояния тоже очень знакомы. Причём, последнее время переключения из одного в другое у меня может приключиться по паре раз на дню. Правда, бывает, что несколько дней подряд я живу как-то совсем по-другому, намного более продуктивно.

Я, конечно, слегка утрирую. Но именно – слегка.

Share on Facebook

23 Апрель 2003 7 comments

… можно проводить новые классификации людей. Те, кто любит Мураками, те, кто ненавидит Мураками и те, кто не слышал о Мураками. Внутри первых двух подвидов выделяются те кто читал и те, кто не читал, но имеет собственное мнение.
Но речь не о Мураками, если кто-то так подумал. Даже не знаю, почему я именно его вспомнил.

Люди ужасно любят классификации. Посредством оных становится легче упорядочить и «понять» окружающий мир. Но при этом та же классификация отдаляет нас от реальности, создавая более или менее грубую её модель.
С тем же Мураками (сдался он мне!). Понятно, что дело обстоит несколько сложнее. Но такое огрубление как минимум даёт возможность отделить, скажем, яростному любителю этого автора «своих» от «чужих». Мол, если ты Мураками любишь – наш человек. Если нет – говно ты полное. Последнее особенно хорошо видно в том же ЖЖ.
Стоит в какое-нибудь коммьюнити (или, если у тебя много читателей – прямо в своём журнале) написать достаточно резкий и, желательно, неаргументированный пост, как тут же ты получишь энное количество тумаков от «врагов» и выражения солидарности от «друзей». Можно заметить, что определённое количество популярных лжеюзеров именно на том выезжают. На собственном «экстремизме». А те, кто этим даже и не страдают, периодически выдают более или менее резкие и агрессивные записи, чтобы было понятно «к какому лагерю они принадлежат». Чтобы опять-таки отделиться и отделить «своё» от «чужого». Это естественно, да.

Share on Facebook