Архив

Публикации с меткой ‘концепты’

Про тени

24 Январь 2013 Нет комментариев

Наши тени — это те, кто живет, пока мы спим. Когда мы выключаем свет и ложимся спать, тень освобождается, окутывает и убаюкивает нас, а когда мы засыпаем — начинает жить своей собственной жизнью. Нам кажется, что это мы видим сны, а на самом деле, мы наблюдаем за жизнью теней также, как они наблюдают днем за нашей. И если ты не помнишь свои сны — не волнуйся, твоя тень их помнит отлично, также как ты помнишь свой прошедший день. Известно, что если человеку не давать видеть сны, он не высыпается, а через некоторое время может сойти с ума. Никто не обращает внимания на то, что при этом происходит с его тенью, а она истончается, становится все более блеклой и может вовсе исчезнуть. А кто не отбрасывает тени? То-то же.

Но это все присказка, а вот сказка, хоть и короткая. В каждом городе есть хотя бы одна блуждающая тень, тень без хозяина. Некоторые говорят, и не только говорят, но и в книжках пишут, что когда такая тень касается живого человека, то он умирает, а его тень тоже становится блуждающей. Ничего подобного. Люди практически не замечают такого касания, разве что у некоторых холодок по спине пробежит. А тень, в этот момент узнает о человеке все, что только возможно. И человека узнает лучше, чем он сам себя знает — все его мечты, страхи, радости и горести. И скользит себе дальше. Вообще, тени довольно бесстрастные существа, и эти открывающиеся сокровенности их мало трогают. Хотя иногда бывает, конечно, что даже и тень вздрогнет, от удивления, радости или от ужаса — это уж как выйдет.

Есть мнение, что это тени богов. Дескать, боги решили как-то, что не пристало им отбрасывать тень, как людям, и отбросили их в другом смысле — отпустили жить своей жизнью. А может, было по-другому — боги же никогда не спят, и их тени, чтобы выжить, убежали и стали жить своей жизнью. С тех пор и бродят, рассматривают человеческие жизни. И знают, вероятно, о нас больше, чем те самые боги.

Share on Facebook

из жизни консьержек

17 Апрель 2011 2 comments

В моём подъезде довольно специфичный режим работы консьержек.
Днем, когда все настоящие злодеи спят безмятежным сном,
отдыхая от своих неправедных дел, они сидят в своей комнатушке и бдят —
кто к кому пришёл и кто куда ушёл и так далее.
А вечером, часов в одиннадцать, когда настоящие злодеи, выпив для бодрости кофею
или чего покрепче, отправляются творить тёмные дела,
консьержки исчезают, комнатушка пустеет.

Правда, меня посещает подозрение, что в это время
на вахту заступает Чорный Консьерж,
который незаметен всем людям доброй воли,
однако непримирим по отношению
к злодеям и прочим асоциальным элементам.
Эта мысль примиряет меня
с видимым несовершенством мироустройства.

This entry was originally posted at http://apparent.dreamwidth.org/826180.html

Share on Facebook

Защищено:

6 Июль 2010 Введите пароль для просмотра комментариев.

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:

Share on Facebook

про тени

2 Сентябрь 2009 Нет комментариев

В сумерках наши тени норовят поиграть. Днём тень чёткая, она следует за своим хозяином, подчиняясь движению – хозяина и солнца на небе. Ночью тень уходит по своим делам, но стоит включить свет, и вот она, на месте, подчас чётче и яснее, чем днём. В общем, и дневные, и ночные тени отличаются серьёзностью и спокойствием, можно даже сказать – некоторой чинностью. Иногда они, конечно, могут немного порезвится, но, скорее, подчиняясь поведению хозяина или рельефу местности, чем собственной прихоти.
Другое дело сумеречные тени. Они почти неуловимы глазом – каждое мгновение ты сомневаешься, видел ли ты сейчас собственную тень или это только показалось. Она то исчезает, то появляется, подчиняясь ей одной ведомой прихоти. Ну, вот, она только что была, кажется. Вот здесь. Смотри внимательнее. Впрочем, можешь не смотреть – её всё равно уже тут нет. А, вот, снова появилась, смотри. Не знаю, как правильнее назвать эту игру – прятки или, возможно, догонялки. Ты пытаешься настигнуть тень, а она будто убегает, оставляя только намёк – я тут была, попробуй, разгляди меня. И не важно, двигаешься ты или нет, тень всё равно начинает жить своей жизнью. Думается, что она предвкушает наступающую темноту, когда, наконец, сможет и вовсе удалиться, отправится по своим неведомым делам. И в этом предвкушением теряет всякую степенность, резвится и играет. Подыграй ей и отпусти с миром – пусть отдохнёт от тебя, целый день же неотвязно следовала за тобой.

Впрочем, кто знает, так ли далеко она уходит в темноте. Мне, например, пару раз удавалось обнаружить свою тень в совершенно тёмном лесу. Но это отдельная история, не сейчас.

Share on Facebook

повторение пройденного

9 Апрель 2009 Нет комментариев

Откопал свой давнишний текстик, лет пять ему уже. Но как-то зацепил он меня сегодняшнего, решил перепостить. А чего?

Ещё у меня есть претензия,
что я не ковер, не гортензия…
(А. Введенский)

Некий человек умел превращаться в самые различные предметы, те, которые мы привыкли считать неодушевленными. Что в этом такого? Кажется, ничего особенного. По крайней мере, этот самый человек (звали его, скажем, Михаил Фёдорович, только не надо дурных ассоциаций, классик тут не при чём) не видел в этом чего-то экстраординарного. Он с лёгкостью и, даже с некоторой небрежностью превращался в деревья, столы, шариковые ручки, бутерброды, часы, столовые приборы, зажигалки, книги (иногда — в отдельный листок из какой-нибудь книги, а однажды ему взбрело в голову превратиться в отдельную букву на триста сорок второй странице (пятая, строчка сверху, первая буква в слове «может») Большой Советской Энциклопедии) и так далее.
Михаил Фёдорович хорошо знал, то быть неодушевлённым предметом довольно скучно. Но в этих превращениях был один интересный момент, ради которого наш герой тратил львиную долю своего свободного времени на подобны метаморфозы. Превратившись в тот или иной предмет, Михаил Фёдорович терял почти всякую чувствительность и почти ничего не понимал в окружающем мире, кроме одного — своего предназначения. Точнее, предназначения предмета, в который он превратился.
Бутерброд знал только одно — его должны съесть. Часы (как бы это точнее описать) каждое мгновение ожидали наступления следующего. Страница в книге ждала, пока её откроют. Однажды Михаил Фёдорович превратился в гранату. Желание взорваться — очень странное, но ему понравилось. Когда он уставал, он превращался в самые бесполезные предметы, например, в какую-нибудь безделушку, предназначение которой — стоять на полке. В этом сочетании отсутствия каких либо стремлений кроме как «быть» и, одновременно, абсолютная уверенность в осмысленности и нужности такого бездеятельного бытия завораживала его.
Интересно, что в достижении своей цели предметы были совсем неразборчивы. Вилке было всё равно, во что втыкаться, ножу — что резать. Гитара хотела звучать и не важно — были ли причиной звука умелый перебор струн или просто удар об землю. Той самой странице в книге было всё равно, открыли ли ее, чтобы внимательно прочесть или просто, случайно.
Совершенно непонятно почему, но больше всего Михаил Фёдорович любил превращаться в несмазанную, поскрипывающую дверную петлю. Ему ужасно нравилось это ожидание — когда же кто-нибудь откроет дверь и петля сможет пропеть свою короткую, но такую важную для нее песню.

Share on Facebook

повторение пройденного

9 Апрель 2009 7 comments

Откопал свой давнишний текстик, лет пять ему уже. Но как-то зацепил он меня сегодняшнего, решил перепостить. А чего?

Ещё у меня есть претензия,
что я не ковер, не гортензия…
(А. Введенский)

Некий человек умел превращаться в самые различные предметы, те, которые мы привыкли считать неодушевленными. Что в этом такого? Кажется, ничего особенного. По крайней мере, этот самый человек (звали его, скажем, Михаил Фёдорович, только не надо дурных ассоциаций, классик тут не при чём) не видел в этом чего-то экстраординарного. Он с лёгкостью и, даже с некоторой небрежностью превращался в деревья, столы, шариковые ручки, бутерброды, часы, столовые приборы, зажигалки, книги (иногда — в отдельный листок из какой-нибудь книги, а однажды ему взбрело в голову превратиться в отдельную букву на триста сорок второй странице (пятая, строчка сверху, первая буква в слове “может”) Большой Советской Энциклопедии) и так далее.
Михаил Фёдорович хорошо знал, то быть неодушевлённым предметом довольно скучно. Но в этих превращениях был один интересный момент, ради которого наш герой тратил львиную долю своего свободного времени на подобны метаморфозы. Превратившись в тот или иной предмет, Михаил Фёдорович терял почти всякую чувствительность и почти ничего не понимал в окружающем мире, кроме одного — своего предназначения. Точнее, предназначения предмета, в который он превратился.
Бутерброд знал только одно — его должны съесть. Часы (как бы это точнее описать) каждое мгновение ожидали наступления следующего. Страница в книге ждала, пока её откроют. Однажды Михаил Фёдорович превратился в гранату. Желание взорваться — очень странное, но ему понравилось. Когда он уставал, он превращался в самые бесполезные предметы, например, в какую-нибудь безделушку, предназначение которой — стоять на полке. В этом сочетании отсутствия каких либо стремлений кроме как “быть” и, одновременно, абсолютная уверенность в осмысленности и нужности такого бездеятельного бытия завораживала его.
Интересно, что в достижении своей цели предметы были совсем неразборчивы. Вилке было всё равно, во что втыкаться, ножу — что резать. Гитара хотела звучать и не важно — были ли причиной звука умелый перебор струн или просто удар об землю. Той самой странице в книге было всё равно, открыли ли ее, чтобы внимательно прочесть или просто, случайно.
Совершенно непонятно почему, но больше всего Михаил Фёдорович любил превращаться в несмазанную, поскрипывающую дверную петлю. Ему ужасно нравилось это ожидание — когда же кто-нибудь откроет дверь и петля сможет пропеть свою короткую, но такую важную для нее песню.


Запись сделана в блоге «Слова и буквы again». Можно оставить комментарий здесь или в оригинальной записи

Share on Facebook

Защищено:

16 Февраль 2009 Введите пароль для просмотра комментариев.

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:

Share on Facebook

Защищено: привет из прошлого

11 Январь 2009 Введите пароль для просмотра комментариев.

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:

Share on Facebook

Защищено: многабкув

20 Октябрь 2008 Введите пароль для просмотра комментариев.

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:

Share on Facebook

16 Апрель 2008 Нет комментариев

Видеозапись человека, 40 часов просидевшего в застрявшем лифте.

Видится мне в этом что-то про смысл жизни, что-то экзистенциальное, н-да.

(по ссылке от [info]avva)

Share on Facebook