Архив

Публикации с меткой ‘вариации’

24 Сентябрь 2011 Нет комментариев

Николай Егорович прогуливается по осеннему парку. Солнечный день, под ногами шуршат листья, в общем, полная идиллия. Н.Е. не спеша идет по небольшой аллее. Видимо, выходной день: народу довольно много. Н.Е. небрежно рассматривает встречных прохожих: мамаши с колясками, пожилые парочки, девушки, выгуливающие мелких собачек, и так далее. В какой-то момент навстречу ему попадается также неспешно прогуливающийся Виктор Сергеевич. Ещё издалека, заметив друг друга, оба приветливо улыбаются.
В.С.: Здравствуйте, Николай Егорович.
Н.Е.: Добрый день, добрый день.
В.С.: Как поживаете?
Н.Е.: Спасибо, неплохо. Курю, бухаю, рожаю уродов.
В.С. (слегка удивленно): Как-как?
Н.Е. (безмятежно улыбаясь): Курю, бухаю, рожаю уродов, Виктор Сергеевич.
В.С. (озадаченно): Хм-мхм.
Н.Е. (выдержав некоторую паузу): Извините, Виктор Сергеевич.
В.С. (почти невозмутимо): Да ничего, я не в обиде, Ваше дело, в общем-то…
Н.Е.: На самом деле, все обстоит не совсем так, как я выразился.
В.С. (с чуть заметным облегчением): Это радует.
Н.Е.: Видите ли, я недавно прочел на заборе именно такой императив: «Кури, бухай, рожай уродов!». Отчего-то он мне запомнился и я как раз раздумывал, что это нетривиальный ответ на стандартное «Как дела?» при встрече. А тут как раз Вы навстречу. Вот я и не удержался, решил попробовать, прошу прощения ещё раз.
В.С.: А, вот как. Ладно, я не обижен, понимаю Ваш порыв. Кстати, знаете, я на днях видел несколько другую надпись на заборе. Она гласила «алкоголь мешает жить». Я тогда ещё подумал, что, с одной стороны, я вполне согласен с этим утверждением, а с другой стороны, точно также могу сказать, что алкоголь помогает жить. Такая вот диалектическая фраза, знаете ли.
Н.Е. (с пониманием): Да, так бывает. (после небольшой паузы) А знаете, Виктор Сергеевич, мне кажется, что в данный момент мне алкоголь помог бы.
В.С.: Да, мне, пожалуй, тоже. Пойдемте, я тут неподалеку знаю неплохое кафе, там наливают хороший коньяк.
Н.Е.: Хорошо, пойдемте. Выпьем немного, покурим. И, думаю, обойдёмся без уродов, да?
В.С.: Совершенно с Вами согласен, Николай Егорович.

Оба, продолжая неспешную беседу, удаляются в направлении упомянутого кафе.
Занавес и т.п.

(related)

Share on Facebook

Защищено: баловство

11 Март 2009 Введите пароль для просмотра комментариев.

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:

Share on Facebook

Защищено: гномья песня

27 Февраль 2009 Введите пароль для просмотра комментариев.

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:

Share on Facebook

Защищено: изменение размера

19 Февраль 2009 Введите пароль для просмотра комментариев.

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:

Share on Facebook

про поэтов

14 Февраль 2009 Нет комментариев

А теперь возьмем поэта. О да, бедного поэта: возьмем горести бедного паршивого поэта. У поэта нету запаса материалов, нет у него уникальных ладов. Нет ничего, кроме слов, того же самого инструмента, которым весь клятый мир пользуется, чтобы выяснить, как дойти до ближайшей уборной, посредством которого люди отбарабанивают извинения за топорные предательства и бестолковые увертки, коими полнятся их заурядные жизни; у поэта нет ничего, только те же, все те же самые слова, которые ежедневно, в миллионах обличий и фраз, применяют для ругани, молитв, оскорблений, лести и вранья. Бедный паршивый поэт не вправе больше сказать «смежил» вместо «закрыл» или «отрок» вместо «подросток», от него ожидается, что он соорудит нам новые стихи из пластмассового, пенопластового сора, которым усеяны лингвистические полы двадцатого века, что он создаст свеженькое искусство из вербального презерватива, уже использованного в социальных сношениях. Диво ли, что время от времени мы ищем убежища в «дородстве», в «усладе», в «лазури»? Невинные слова, девственные слова, слова незахватанные и неизнасилованные, слова, само владение коими знаменует отношения с языком, подобные тем, в каких скульптор состоит с мрамором или композитор с нотоносцами. Не в том, разумеется, дело, что на кого-то когда-то все это производит впечатление. Все только и знают, что стенать насчет «герметичности» либо гордиться своим знакомством с эллипсичностью, непрозрачностью и аллюзиями, каковые, по их убеждению, сообщают любому сочинению глубину и богатство. Сволочная профессия, уж ты мне поверь.

Смешное рассуждение, хотя я и не очень согласен (если воспринимать его совсем всерьёз, что не слишком правильно). Часто мне нравятся именно такие стихи, в которых используются эти самые «захватанные» слова, но в которых автору текста удаётся использовать их так, что они становятся оригинальными, принадлежащими именно ему, оживают, что ли. Это не слишком часто получается, но когда удаётся, выходит красиво. Эдакая реанимация замудоханных повседневным употреблением слов.

Share on Facebook

про поэтов

14 Февраль 2009 10 comments

А теперь возьмем поэта. О да, бедного поэта: возьмем горести бедного паршивого поэта. У поэта нету запаса материалов, нет у него уникальных ладов. Нет ничего, кроме слов, того же самого инструмента, которым весь клятый мир пользуется, чтобы выяснить, как дойти до ближайшей уборной, посредством которого люди отбарабанивают извинения за топорные предательства и бестолковые увертки, коими полнятся их заурядные жизни; у поэта нет ничего, только те же, все те же самые слова, которые ежедневно, в миллионах обличий и фраз, применяют для ругани, молитв, оскорблений, лести и вранья. Бедный паршивый поэт не вправе больше сказать «смежил» вместо «закрыл» или «отрок» вместо «подросток», от него ожидается, что он соорудит нам новые стихи из пластмассового, пенопластового сора, которым усеяны лингвистические полы двадцатого века, что он создаст свеженькое искусство из вербального презерватива, уже использованного в социальных сношениях. Диво ли, что время от времени мы ищем убежища в «дородстве», в «усладе», в «лазури»? Невинные слова, девственные слова, слова незахватанные и неизнасилованные, слова, само владение коими знаменует отношения с языком, подобные тем, в каких скульптор состоит с мрамором или композитор с нотоносцами. Не в том, разумеется, дело, что на кого-то когда-то все это производит впечатление. Все только и знают, что стенать насчет «герметичности» либо гордиться своим знакомством с эллипсичностью, непрозрачностью и аллюзиями, каковые, по их убеждению, сообщают любому сочинению глубину и богатство. Сволочная профессия, уж ты мне поверь.

Смешное рассуждение, хотя я и не очень согласен (если воспринимать его совсем всерьёз, что не слишком правильно). Часто мне нравятся именно такие стихи, в которых используются эти самые «захватанные» слова, но в которых автору текста удаётся использовать их так, что они становятся оригинальными, принадлежащими именно ему, оживают, что ли. Это не слишком часто получается, но когда удаётся, выходит красиво. Эдакая реанимация замудоханных повседневным употреблением слов.


Запись сделана в блоге «Слова и буквы again». Можно оставить комментарий здесь или в оригинальной записи

Share on Facebook

расскажи-ка нам, отец

27 Январь 2009 Нет комментариев

Мультфильм по мотивам текста Введенского (1991 год). Правильная вариация, годная.


Потец / Potets (реж. Александр Федулов / director: Alexander Fedulov) from Kirill Fedulov on Vimeo.

Share on Facebook

полковнику кто-то

14 Январь 2009 4 comments

Полковнику, наконец, написали.
Как, дескать, дела, старина?
Чем, мол, живёшь, чем дышишь?
Продолжается ли война,
Из которой, как ни старайся, не выйдешь
Ни победителем, ни проигравшим?

У нас тут, пишут, сплошные дожди,
Почти как у вас, в Макондо,
Кстати, полковник, будь добр, расскажи,
Как быть, когда слишком долго
Падает с неба вода,
Когда кажется, что так было всегда —
Зябко и неуютно,
Мерещится, будто
Ничего больше и нет,
Только струи дождя по стеклу
И усталое, стылое «не могу»?
Ты же герой, полковник,
Сколько лет, сколько долгих лет
Ты стоишь на посту,
Смотришь в туманную даль
И (мы же знаем, хоть ты и скрываешь)
Все ещё не разучился смеяться.
Научи, как живым остаться
В этом бесконечном сезоне дождей?

Дальше — что-то про родственников и детей,
Про чужую далёкую жизнь,
Непонятные пожелания —
Ты там не унывай, держись
И так далее. И в конце —
Смутно знакомая подпись…

… полковник прочёл,
Чуть улыбнулся
И убрал
Письмо в долгий ящик.
Он так устал
Ждать этих писем,
Что позабыл
Все слова. И отвечать
Уже не осталось сил.


Запись сделана в блоге «Слова и буквы again». Можно оставить комментарий здесь или в оригинальной записи

Share on Facebook

Защищено:

27 Декабрь 2008 Введите пароль для просмотра комментариев.

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:

Share on Facebook

Защищено: пришло в голову

19 Декабрь 2008 Введите пароль для просмотра комментариев.

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:

Share on Facebook