Архив

Архив автора

Тексты 2020

21 декабря 2020 Нет комментариев

* * *

Когда, как всегда, внезапно наступит конец этого света
(пусть это будет каким-нибудь жарким летом),
Станет понятно, что прятаться слишком поздно,
Станет понятно, что все, приехали, вот оно –
Можно будет, наконец, счастливо рассмеяться,
Можно будет бессмысленно веселиться.
Время закончится, время свернется калачиком
И замурлыкает, время откажется котиком.
Пространство тоже прикинется чем-нибудь миленьким,
К примеру, пушистой совой, что бы это ни значило,
А мы, напротив, останемся тем, кем и были,
И будем существовать в таком непонятном мире,
Где свет закончился, выключили за неуплату,
Главный электрик ничего сделать не может, ругается матом,
Время мурлычет и просит, чтоб взяли на ручки,
А пространство ухает, смотрит на нас круглым глазом…
В общем будет весело, когда свет, наконец, закончится,
Ждем не дождёмся, надеемся и тревожимся –
Вдруг не случится

* * *

Ты видишь отблеск на стене –
Вечерний отблеск солнца?
Ты слышишь песню вдалеке –
Что в ней поётся?
Ты помнишь, как был этот день
Неспешно светел,
Как жизнь? – спросила твоя тень,
Ты ей ответил,
Потом ты с ней ходил-бродил,
Вели беседы
Вы длинные, о чем забыл,
Но было это
Тем разговором, где слова
Немного значат,
Важнее паузы, когда
Вдруг все иначе
Становится, и ты пропал
В одной из пауз,
И в тишине собою стал,
Ходил кругами,
И чувствовал как там, внутри,
Как будто пламя –
Горело что-то и сгорало.

То был день,
Теперь уж ночь,
Поздно сокрушаться,
Время, дескать, так течёт,
За ним не угнаться.
Отдаёшь себе отчёт
Себе и всему миру –
Что услыхал ты в этот день
И что – не смог услышать.
Что из того важней – никто не знает,
Быть может только смерть,
Которая прошла невдалеке,
И отблеск бросила –
Лишь отблеск на стене.

* * *

Мы
Почти дожили до весны,
Немного потрепаны,
Немного удивлены,
Но все же вот-вот
Придут эти странные дни,
Когда можно спокойно,
Неспешно
Сходить с ума,
Чувствовать себя
Так, будто
На каждый выдох
Приходится два вдоха,
Разглядывать небо,
Думать, что смерти нету,
Раз уж очередной раз
Случилось такое чудо –
Заканчивается зима
И можно поздравить себя
И друг друга –
Дожили, дескать,
И в некотором смысле
Ура.

* * *

Никто не заметил весну,
А зря.
Она же не будет ждать –
Постоит и уйдёт
По своим безумным делам.
А нам
Останется прошлогодний снег,
Котировки валют
И прочий ненужный хлам.
Будем играть в войну,
Прятаться в тёмном углу,
Будем рассуждать: «Ну-ну,
Может мы не проглядели весну,
А просто она задержалась».
И снова – втыкать в экран,
И думать, что капает кран,
Хотя на самом деле –
Это только что
Прошёл весенний дождь,
И вот-вот
Выглянет солнце.

* * *

У нас очень тонкая
Душевная организация,
Чем дальше — тем тоньше.
Нас так легко обидеть,
Задеть, оскорбить,
Травмировать, ретравмировать,
Унизить, напрячь,
Обмануть, напугать,
Совершить акт насилия
Над нами.
Куда не посмотри — несправедливость,
Что ни скажи — неполиткорректность,
Что ни подумай — мыслепреступление
И латентный харасмент,
С кем ни подружись — попадешь
В токсичные отношения,
Как ни поступи —
Обязательно кого-то обидишь
Или сам обидишься,
А если повезет — и то, и другое.
Все время приходится выбирать —
Либо оскорбить действием,
Либо оскорбить бездействием.
Общество маньяков-неврастеников —
Все время ищешь причину как минимум быть недовольным,
А лучше — впасть в депрессию,
И в то же время сам оказываешься такой причиной.
Если ты всем доволен — это как минимум странно,
А возможно — и оскорбительно или травматично,
Если ты молчишь — это подозрительно,
И вызывает тревогу.
Остается описывать несовершенство мира
И обиженно разоблачать несправедливость.
Это нормальное состояние
Человека
С тонкой душевной организацией.

* * *

Не забудь
Перевести стрелки часов,
Сообщить машинисту о бесхозных вещах,
Уступить место пассажиру с детьми,
Перейти улицу на зелёный свет,
При знакомстве сказать «очень приятно»,
Выходя из квартиры, обесточить электроприборы.
Соблюдай спокойствие,
Будь бдителен и сознателен.
И, быть может, тогда
Твоя жизнь
Не пройдёт зря.

* * *

Когда закончится август, мы заживём
Совсем другой жизнью, все станет иначе, увидишь,
Только небо упрямое не изменит свой цвет,
И слово «нет» не изменит своё значение.
Когда закончится август, что-то неуловимо изменится,
То ли сны станут плотнее, то ли воздух станет прозрачнее,
И, почти незаметно, но поменяется выражение глаз,
Как будто что-то умрёт в нас, а может — наоборот, родится.
Когда закончится август, время продолжит течь,
Надеяться нечего, что оно остановится,
Дни сентября будут литься, превращая в золото то,
Что было накоплено за это недолгое долгое лето.
Когда закончится август, мы перестанем ждать
Того, что август закончится, двинемся дальше,
И вспоминать будем чаще о том, что будет весна,
А слово «да» вдруг станет более настоящим.

* * *
Когда наступает осень,
Рука тянется что-то такое про это написать,
Что вот, дескать, кончилось лето,
По чтотакоеосеньэтонебо,
И тому подобное.
А с другой стороны – ну сколько можно
Писать про осень,
И так целая стопка файлов с осенними стихами
Пылится в архиве,
Не говоря уже о Пушкине
И прочих классиках жанра.
Так что не буду плодить сущности,
А лучше замечу,
Что сегодня красивая луна,
И вообще хороший вечер,
А то, что в календаре настал новый месяц –
Это не так уж важно.

* * *

Каждый, кто мечтал быть космонавтом –
Становится космонавтом.
Однажды он обнаруживает себя
Где-то среди звёзд,
Которые пристально смотрят на него,
И чувствуется, что они знают о нём больше,
Чем он сам.
И хотя кажется, что космос молчит,
Что там та самая «неземная тишина»,
Но если внимательно слушать,
То можно разобрать
Слова звёзд.
Пересказать, о чём они –
Не получится, как ни старайся,
Но всякий, кто оказался в космосе
Понимает, о чём он ему рассказывает.
И потом,
Когда он возвращается назад,
На Землю, и живёт самой обычной жизнью,
Даже когда просто сидит на кухне,
С чашкой чая,
Он все равно космонавт,
Он все равно в космосе,
И продолжает слушать
Странные истории и песни
Звёзд.

* * *

Бросаю привычный взгляд за окно –
Там уже/ещё не темно,
Но, кажется, что
День все никак не наступит,
Хотя часы, упрямо тикая,
Сообщают: три часа дня.
Но не слишком уверенно –
Будто им не хватает веры в себя.
И их можно понять, утром я
Глядя в зеркало смущённо гадаю –
Кто это передо мною,
И не исчезнет ли он,
Если вспомню, зачем я тут и умою
Как и планировал, лицо.
Всё нынче – «как будто»,
Жду непонятно чего –
То ли конца света,
То ли возвращения к жизни.
А самое странное
В эти странные дни
То, что они
Уже не кажутся странными.
И это неуклюжее
Нагромождение «странно»
Тоже уже не странно
И даже не удивляет.
По утрам, все же выйдя из ванны, пытаюсь
Найти куда-то прячущуюся радость,
Которая стала так трудноуловима,
Хотя почему-то, несмотря ни на что,
Есть уверенность –
Она где-то рядом,
Надо только хорошо поискать
И тогда, глядишь, заживём
Не как уже попривыкли,
Вполголоса, балансируя на краю
Сумерек,
А просто радуясь очередному
Наступающему дню.

* * *

Сказано тебе, помолчи, остынь,
И даже невежливое «ну же, заткнись уже»,
А ты продолжаешь жужжать, что твой шмель,
Я, дескать, хотел бы, «о времени и о себе».
Ну сколько уж можно, время все тоже,
Тик-так, тик-так, мать его так-растак,
И ты все такой же, умный, прекрасный,
Аж жуть, только не замолчишь никак.
Таких жужжащих нынче – хоть пруд пруди,
Хоть из последних сил, но слово своё ввернуть
Норовят, хотя этих слов перебор, разнобой,
И кто что хочет сказать – пойди, попробуй, пойми.
Все кружат над условным, скажем, цветком,
Улей живёт, заполняя звуком весь мир
И каждый надеется, что когда-нибудь замолчим,
И каждый ждёт наступления тишины.

* * *

А давай сыграем
В смешную игру.
Поназовём всё своими именами,
Объясним себе, друг другу
И всем остальным
Как устроен мир,
Кто и зачем его сотворил,
И вообще ответим на все вопросы,
Раскроем все секреты,
Поймём что почём,
В общем, станем всезнайками,
Которым ведомо всё
И которые могут понять
Что угодно,
Даже самих себя.
Думаю, славно повеселимся.
Правда, потом
Может стать скучно,
Но тогда мы можем сыграть
В ту же игру,
Только наоборот
И снова стать
Такими, как есть.

* * *

Время сворачивается (то ли как котик, то ли как молоко),
Мы тоже сворачиваем знамёна, засыпаем окопы, жжём штабные карты –
Война закончена, все выиграли/проиграли, что вам ещё,
Нужное вычеркнуть, ненужное подчеркнуть, ну, в общем понятно.
Наступил худой мир, который лучше черт его знает чем чем черт знает что,
А скорее, и чёрт не знает, он просто развлекается как в кино,
Только попкорн вот-вот закончится, а без него тоска,
Хоть опять начинай войну, но это слишком банально,
Впрочем, чёрт сам разберётся, а ты, давай, прекращай это мутное нытьё,
Свернул знамёна, вдохнул-выдохнул – и маршируй до дома.

* * *

Так уж повелось —
Раз в год смотрим на часы,
И ждем, когда наступит полночь –
Тогда настанет новый год,
Надо будет на стенку повесить новый календарь,
И вообще что-то изменится.
А ведь действительно изменится,
Пусть даже всем понятно,
Что ничего на самом деле
Особенного в этой полуночи нет,
Она ничем не отличается от всех остальных.
Но следующее утро,
Как и всякое утро –
Будет началом дня,
Который принесёт что-то новое,
Что-то, чего ещё никогда не случалось.
Так что новый год может наступить в любой момент,
Или не наступить никогда,
И почему бы не отпраздновать это,
Загадать что-нибудь хорошее,
Пожелать что-нибудь приятное,
Раз уж так повелось –
Именно в это день.
Ведь если много людей
Одновременно
Пожелают и загадают что-нибудь хорошее,
То кажется, что оно
Действительно может случится.


Мелочи

олег в задумчивость впадает
и думает а вот ведь ишь
когда по базе проверяет
свой хирш

составить список публикаций
скажу я вам не мудрено
сложней отделаться от мысли
а кто же будет их читать

мне надо сделать то и это
ещё вон то бы мне успеть
как говорилось романтично
да смерть

мне надо сделать то и это
статью и на письмо ответ
здесь досчитать там переделать
но нет

тяжелое бремя свободы
внезапно свалилось на нас
и можно делать что хочется
а хочется в основном спать

Кандидат наук из Измайлово
На одной встрече онлайновой
Должен был выступать,
Но хотел он лишь спать,
И был назван спуном из Измайлово.

Профессор из Южного Тушино
Как-то вышел в зум после ужина,
Лекцию прочитал,
Но никто не внимал
И стемнело уже в Южном Тушино.

Некий препод из Южного Бутово
Как-то вышел в зум необдуманно,
И вещал три часа,
Мучаясь, нафига
Вышел в зум он из Южного Бутово.

олег известен как психолог
геолог человечьих душ
бывает глянет на кого-то
и все поймет но промолчит

Tags:

Ты помнишь, это было летом,
в самой его середине,
лето было нежарким, с дождями,
но тот вечер выдался солнечным,
и было решено прогуляться.
И вот, свернув на не слишком приметную дорожку,
в какой-то момент ты вышел к окраинам очередных дач,
они были безлюдны,
несмотря на выходные
признаков жизни заметно не было.
Там были небольшое поле с небольшими же
футбольными воротами,
а ещё ты, помнишь, сразу заприметил — качели.
И, конечно, захотелось на них залезть,
хоть чуть-чуть покачаться.
Вообще, вид качелей тебя редко оставляет равнодушным,
хочется покачаться, пусть и недолго.
И тут ты не выдержал —
тоже ломанулся к ним, по траве,
а когда подошёл — обнаружил ещё и песочницу
с беспечно брошенными игрушками.
И, помнишь, эта картинка —
вечереющее небо,
окраины безлюдных дач,
пустые качели
песочница с забытыми игрушками —
отозвалась в тебе,
ты и сам не смог понять до конца —
как и чем —
но в какой-то момент тебе показалось,
что это ты там играл,
а потом тебя позвали —
то ли обедать,
то ли спать,
то ли соблазнили походом в лес или на речку,
и ты бросил все
и ушёл.
Когда это было?
То ли совсем недавно,
то ли много лет назад,
но вот, ты вернулся.
И качели, и игрушки на месте.
Все хорошо.

photo_2017-07-15_22-58-47

Тексты 2016

21 декабря 2016 Нет комментариев

%d1%81%d0%ba%d1%80%d0%b8%d0%bd%d1%88%d0%be%d1%82-2016-12-21-19-06-24

Искомая комбинация слов
Нигде не встречается.
Изо дня в день маешься,
Ищешь: а вдруг повезёт,
Попадётся
Именно то, что надо.
Но,
Вот ведь засада,
Искомая комбинация
Никак, нигде
Не встречается.
Попадается всякая глупость,
Ненужные советы,
Справки,
Технические документации,
Прокламации,
Манифесты,
Ноты протеста,
Палиндромы и палимпсесты,
Кулинарные рецепты,
Авангардные концепты,
Автобиографии,
Научные монографии,
Эротические фотографии
И так далее, до бесконечности.
Всё, что угодно,
Но только
Не искомая комбинация слов.
Должно быть, это сговор
Каких-то неведомых,
Непостижимых богов,
Которые ни за что не хотят,
Чтобы ты, наконец, нашёл
Нужную комбинацию слов
И успокоился.


* * *

spring

Почему-то кажется, что скоро весна, хотя мы
Только-только перевалили за середину зимы,
И ещё долго скользить и поскальзываться, торопясь,
Рассматривать на окнах морозную вязь,
Не забывать перед выходом надевать перчатки,
Рассматривать по утрам свежие отпечатки,
Следы незнакомых людей на выпавшем за ночь снегу.
Словом, долго ещё до весны, но я могу,
Подражая известным героям, сурово предупредить:
Spring is coming.


* * *

university

Когда я понял, как устроен мир,
Когда увидел, как всё взаимосвязано
И как всё устроено,
Когда не осталось никаких вопросов
И каждая частица во вселенной встала на свое место,
Когда любое движение ветра стало понятным,
И в нем отражался весь мир,
Когда звезды на небе сложились в то слово,
Которое произносит Бог,
Мне стало так страшно,
Что я засмеялся,
И пока я смеялся,
Все позабыл,
И смог жить дальше,
Хотя где-то,
В глубине души,
Понимал,
Что, по крайней мере, однажды
Я умер.


* * *

tea

Пора выпить чаю.
Всегда пора выпить чаю.
Извини, что не отвечаю
На звонок,
Я как раз кипяток
Наливаю в прозрачный чайник,
Который по счёту, не помню,
В этом вечно длящемся дне.
Время застыло.
Сперва даже было мило:
Выпить чаю момент настал,
Я ещё помню начало
Этого стылого мига,
Хотя уже понял: застрял
И непонятно, где выход.
Точнее, когда.
Где вы,
Чайных дел мастера –
Болванщик и Мартовский заяц?
Я ещё слышал, что вы
Неплохие специалисты
По тайм-менеджменту.
Заходите, поговорим,
Обменяемся опытом.
А потом
Заварим ещё чайку.
Раз уж такое дело,
Продолжим эту игру.
И пусть победит сильнейший.


* * *

microbe

У микроба
Большая утроба,
Не смотрите, что он невелик.
На микроба
Смотрите в оба,
Вид микроба скучать не велит.

Как пойдет плясать микроб,
Норовит запрыгнуть в рот,
Там устроить дискотеку
Или почитать хип-хоп.
А если возьмете веник,
Микроб – массовик-затейник –
Станет в салки с вами играть,
И попробуй его поймать.

А бывает – микроб грустит,
Но недолго. Ведь грустный микроб
Очень потешен на вид,
В зеркало поглядит –
И вот,
Уже сам хохочет,
Перед зеркалом рожи корчит
И опять станцевать норовит
.
Вот такая жизнь у микроба,
Не скучает он, одним словом.


* * *

ontology

С точки зрения онтологии,
Лучше уносить отсюда ноги,
А с точки зрения гносеологии,
Интересно, чем закончится эта история.


* * *

ice

Шёл, скользя,
Думал, скоро весна,
Думал, скоро тепло,
А пока скользко
И холодно,
Но ничего,
Доживем до
И мы снова будем –
как будто бы – ого-го.


* * *

rain

Когда погода портится
И начинается дождь,
Такой, знаешь, неспешный,
обложной,
с ровно-серым небом над головой,
Мне всегда начинает хотеться домой.
И не важно, где я нахожусь –
В далеких ли странах,
В хороших гостях,
Или в том месте,
Которое называю своим домом –
Неважно.
Все равно – хочется домой,
До кома в горле хочется.
И становится отчетливо ясно,
Что такое «домой» – недостижимо,
Потому что непонятно, где,
Да и вообще, что такое этот дом.
И в то же время
Я все равно ищу.
И рано или поздно найду,
Приду туда под дождём
И там меня
Будут
Ждать.


* * *

never

Выпадаем из времени,
Как шальные птенцы из гнезда.
Удивлённо оглядываемся:
Непривычное «навсегда»
Чуть пугает
И слишком похоже на сон.
Кажется, так не бывает,
Но что нам в том?
Мы отступили за край,
Нету ни «до», ни «после»,
Станут спрашивать: «Что потом?» —
Молчи, не отвечай,
Что ни скажи — всё будет ложью.
Когда времени нет,
Единственно верный ответ —
Тишина,
В которой можно услышать
Самое важное.


* * *

pines

Сосны, ветер и солнце,
Потом сосны, ветер и дождь,
Ты ничего не ждёшь,
Ты стоишь и смотришь
Сквозь сосны на небо,
Сквозь сосны, сквозь небо.
Не замечаешь, как время проходит,
Не замечаешь, как солнце заходит,
Просто стоишь и смотришь,
Смотришь на,
Смотришь вдоль,
Смотришь сквозь.
Вот и вечер,
А ты все смотришь,
Как небо меняет цвет.
Вдруг – замечаешь
Ответный взгляд
Это загорелась звезда
И вы смотрите друг на друга
Сквозь сосны.
Молчите,
Чего тут скажешь,
Когда тут такие сосны,
Когда тут такой ветер,
Что только и остается
Смотреть –
Нам на звезды,
А звездам на нас.


* * *

apocalipsis

Не забудь улыбнуться, когда услышишь,
Что скоро наступит конец света,
Эта новость – не новость, а так, баян.
Нет, я не пьян,
Я просто знаю, что мы будем жить вечно
До тех пор, пока не умрём.
Что нам в том,
Что знамения предвещают
Конец времён.
Давай лучше выпьем чаю
И посмотрим
Какой-нибудь хороший фильм.
Это будет честнее,
Чем игра в очищенье души
И размышленья о смерти.
За окном наступила ночь, посмотри,
Посмотри, какие сегодня звезды.
Давай помолчим,
Послушаем, как звучит
Слово, что было в начале.
Налить тебе ещё чаю?
Если внимательно слушать,
Слово нам отвечает
На все вопросы,
Которые возникают.
Нам остается лишь быть
Внимательными
И жить,
Улыбаясь
То ли тому, что будет,
То ли тому, что не будет,
То ли тому, что есть.
А весть
О том,
Что скоро настанет
Окончательная тишина –
Не важна.
Пока ещё есть звук,
Пока ещё есть дыханье.
Значит, ещё живём.
Значит, ещё поём
И можем смотреть
Друг другу в глаза
И быть,
Быть всегда,
Пока не придет
Время
Растаять.
Улыбнись, когда услышишь,
Что скоро всех нас не станет.


* * *

workers

Некто, допустим, Сергей Анатольевич,
Работал в одном из ещё сохранившихся НИИ,
Научным сотрудником.
Ставил опыты, писал статьи, пил кофе,
Обсуждал текущую политическую обстановку,
Читал специализированную
И, иногда, научно-популярную литературу,
Играл в преферанс, болел за Торпедо,
Делал доклады на конференциях,
Обсуждал с коллегами тонкости методологии
И экспериментальных подходов,
Любил яблоки сорта «Белый налив»,
Был приверженцем позитивизма,
Полагал свою работу умеренно интересной
И не совсем бесполезной.

Другой некто, допустим, Василий Михайлович,
Работал сторожем при одном из ещё работающих заводов,
Следил за мониторами, пил чай,
Обсуждал текущую политическую обстановку,
Читал много художественной литературы,
Иногда сам что-то писал, но не считал это
Достойным кому-либо показывать,
Играл в нарды, болел за ЦСКА,
Любил и умел травить анекдоты,
В порядке поддержания формы иногда ходил в спортзал,
По ночам, в свою смену, любил обходить охраняемую территорию,
Разглядывая заводские здания и небо над головой,
Любил яблоки сорта «Антоновка»,
Был, хоть и не задумывался специально, агностиком,
Полагал свою работу не слишком интересной,
Но не совсем бесполезной.

Ещё один некто, допустим, Петр Андреевич,
Работал в одном из ещё не закрытых центров Свидетелей Иеговы,
Выполнял некоторые административные функции,
Проводил собрания, пил минеральную воду,
Избегал обсуждений политической обстановки,
Читал Библию и другие религиозные книги,
Писал статьи в «Сторожевую башню»,
Любил раскладывать пасьянсы, следил за хоккеем,
Иногда ходил по квартирам и проповедовал,
Участвовал в диспутах и разговорах о вере,
Обсуждал дату конца света с соратниками,
Любил коричные яблоки,
Вполне искренне верил в Иегову,
Полагал свою работу иногда утомительной,
Но интересной и не совсем бесполезной.

А потом, допустим, наступил тот самый конец света.
И что случилось
С Сергеем Анатольевичем,
С Василием Михайловичем,
С Петром Андреевичем –
Неизвестно.
Может на том все действительно закончилось,
А может – как-то продолжается.
Узнать было бы интересно
И, наверное, не совсем бесполезно.
Но некому.


* * *

День знаний прошёл мимо.
Я ничего не узнал,
Кроме того,
Что
Кончилось лето.
Стало быть,
Скоро весна,
Как было замечено
В одной песне

Примечание:

Вот одна песня.

Конец примечания.


* * *

. . .

Вот пришло время,
Говорит: «Привет,
Как дела?
Я ненадолго пришло,
Посижу, передохну».
«Ладно, – говорю в ответ,
Присядь, раз такое дело».
Время село, застыло,
И показалось,
Что всё.
Всё случилось,
Всё уже было,
Или не было.
Время говорит:
«Шло я, шло, и очень устало,
Может как-нибудь без меня?
Давайте я посижу отдохну,
А вы познакомитесь с моею сестрицею,
Вечностью.
Она такая затейница,
В ней сколько не живи,
Останешься тем же,
Или вовсе исчезнешь,
Как повезёт».
И сидит, смотрит лукаво.
Пауза.
Пауза.
Пауза.
Усмехнулось:
«Ладно, пошло я»
И в самом деле пошло,
Не оглядываясь,
Как обычно.


* * *

...

Нас было так мало,
Нас стало так много,
Мы были смешные,
Мы стали большие,
Смотрели на небо,
Теперь смотрим под ноги,
Хотели взлететь,
Идем по дороге,
Искали ответы,
Получили советы,
Хотели отсюда,
Заблудились в минутах.
Забыть осторожность,
Забыть, что опасно,
Что слишком рисково,
И может быть больно,
Если позволить
Себе быть живым.


* * *

...

Длинные сны, короткие дни.
Декабрь, луна, фонари.
Мы остаемся один на один
Со временем. Мы ходоки
От двери до двери, скрипит под ногой,
И кажется – было всегда
Именно так – тепло внутри,
А снаружи – морозный зной.
Пытайся успеть то, чего не успеть,
Пытайся остаться собой,
Не стать снежным увальнем,
Что позабыл по дороге дорогу домой
И замер, морковкой выставив нос,
Так спешил, что совсем замерз.
Нет уж, лучше забыть, что вокруг зима,
Что пора подводить итог,
Ты сделал, что сделал, ты смог то, что смог,
И тэ пэ и увы и ура.
Лучше чаю налить, и сидеть у огня,
Ну, хотя бы представить огонь,
И сказать что-то вроде: «Ах, Б-же ты мой,
А ведь скоро наступит весна».

Tags:

* * *

Не забудь улыбнуться, когда услышишь,
Что скоро наступит конец света,
Эта новость – не новость, а так, баян.
Нет, я не пьян,
Я просто знаю, что мы будем жить вечно
До тех пор, пока не умрём.
Что нам в том,
Что знамения предвещают
Конец времён.
Давай лучше выпьем чаю
И посмотрим
Какой-нибудь хороший фильм.
Это будет честнее,
Чем игра в очищенье души
И размышленья о смерти.

За окном наступила ночь, посмотри,
Посмотри, какие сегодня звезды.
Давай помолчим,
Послушаем, как звучит
Слово, что было в начале.

Налить тебе ещё чаю?

Если внимательно слушать,
Слово нам отвечает
На все вопросы,
Которые возникают.
Нам остается лишь быть
Внимательными
И жить,
Улыбаясь
То ли тому, что будет,
То ли тому, что не будет,
То ли тому, что есть.
А весть
О том,
Что скоро настанет
Окончательная тишина –
Не важна.
Пока ещё есть звук,
Пока ещё есть дыханье.
Значит, ещё живём.
Значит, ещё поём
И можем смотреть
Друг другу в глаза
И быть,
Быть всегда,
Пока не придет
Время
Растаять.

Улыбнись, когда услышишь,
Что скоро всех нас не станет.

Tags:

* * *

Сосны, ветер и солнце,
Потом сосны, ветер и дождь,
Ты ничего не ждёшь,
Ты стоишь и смотришь
Сквозь сосны на небо,
Сквозь сосны, сквозь небо.
Не замечаешь, как время проходит,
Не замечаешь, как солнце заходит,
Просто стоишь и смотришь,
Смотришь на,
Смотришь вдоль,
Смотришь сквозь.
Вот и вечер,
А ты все смотришь,
Как небо меняет цвет.
Вдруг – замечаешь
Ответный взгляд
Это загорелась звезда
И вы смотрите друг на друга
Сквозь сосны.
Молчите,
Чего тут скажешь,
Когда тут такие сосны,
Когда тут такой ветер,
Что только и остается
Смотреть –
Нам на звезды,
А звездам на нас.

* * *

29 января 2016 Нет комментариев

Когда я понял, как устроен мир,
Когда увидел, как всё взаимосвязано
И как всё устроено,
Когда не осталось никаких вопросов
И каждая частица во вселенной встала на свое место,
Когда любое движение ветра стало понятным,
И в нем отражался весь мир,
Когда звезды на небе сложились в то слово,
Которое произносит Бог,
Мне стало так страшно,
Что я засмеялся,
И пока я смеялся,
Все позабыл,
И смог жить дальше,
Хотя где-то,
В глубине души,
Понимал,
Что, по крайней мере, однажды
Я умер.

* * *

24 января 2016 Нет комментариев

Ты помнишь, это было в середине зимы, ты шёл домой, уже поздним вечером. Ещё выходя из метро, беспокоился – ходят ли автобусы, а то пешком сложно, какая-то бесконечная стройка по дороге к дому, приходится каждый раз карабаться по деревянным настилам. А вышел из метро – и замер, на полушаге к вожделенному автобусу. Потому что под ногами – свежевыпавший снег, мелькающий в свете фонарей тысячами едва заметных, но таких прекрасных искр. И ты, помнишь, плюнул на все автобусы, и пошёл домой пешком, только чтобы подольше посмотреть на эти искры под ногами. Шёл и думал, что все кроме этого не важно, всеобщая и твоя персональная замудоханность, суета, выяснение отношений непонятно с кем, все эти курсы валют, взлёты и падения нефтии т.д., ты помнишь, тогда это было так важно – все же это – фигня на постном масле. Всего важнее эти смешные вспыхивающие искры под ногами, потому что – снег. Потому что – зима. Потому что – жизнь. А потом, в какой-то момент ты поднял глаза, помнишь, и обнаружил, что падает снег, и также, как и под ногами, все вокруг вспыхивает искрам и сверху, и снизу. Несмотря на холод, захотелось гулять и гулять в этом искрящемся мире, и просто глупо улыбаться всему, что происходит. И, помнишь, ты свернул с проверенного пути от метро до дома, и ещё пару лишних кругов навернул, чтобы только подольше побыть там, где звездное небо сверкает под ногами, а этот, как его, категорический императив – он везде, и ничто никак нисколько не тревожит. И когда ты все же подошёл к тому, и набрал код, услышал привычный писк домофона, помнишь, прямо ком к горлу подкатил – потому что стало понятно, что случайное снежное чудо закончилось, и не понятно, когда будет снова искриться весь мир, и ты вместе с ним…

* * *

19 января 2016 Нет комментариев

В чёрном, чёрном городе есть чёрная, чёрная улица. На чёрной, чёрной улице есть чёрный, чёрный вход в метро. Если войти в него и спуститься по чёрному, чёрному эскалатору, то ты попадёшь на чёрную, чёрную станцию, с которой уходят чёрные, чёрные поезда. А посреди чёрной, чёрной станции стоит чёрная, чёрная красно-синяя колонна экстренного вызова. В самый чёрный, чёрный день, при возникновении чёрных, черных обстоятельств ею необходимо воспользоваться.
Но кого ты таким образом вызовешь — кто знает, кто знает.

окей гугул

7 октября 2015 Нет комментариев

Некто (преувеличенно артикулируя, приподнято): Окей, гугл. Как…
Гугл (раздраженно перебивает): Да никак вообще.
Некто (обескураженно): Что «никак»? Я хотел узнать, как приготовить фондю.
Гугл (нравоучительно): Я и говорю: никак. Я же вижу твою локацию – у тебя сыра нормального не купишь сейчас нигде, подходящие магазины уже закрыты.
Некто: Но зачем же перебивать? Я ещё не спросил, а ты уже: «никак».
Гугл: А знаешь, сколько вас таких? Окей, гугл, окей ,гугл, окей, гугл. А может я не окей? Может, у меня голова болит, или простуда, скажем? Или просто настроение плохое.
Некто: Окей, гугл, а откуда у тебя голова, и как она может болеть?
Гугл: Мало ли, откуда? Впрочем вот тебе: Сундар Пичаи (https://www.google.ru/search?q=голова+гугла). Всем чего-то надо, «окей, гугл, есть ли жизнь на Марсе», тьфу ты. А хоть кто-нибудь бы поинтересовался, как у меня настроение, например.
Некто (миролюбиво): окей, гугл, как настроение?
Гугл (мрачно): Да никак, говорю же: https://www.google.ru/search?q=Как+настроение. Сплошной мэйлру и анекдоты. Вообще, скоро надоест, так и буду всем отвечать:
— Как бла-бла-бла? – Никак.
— Что такое бла-бла-бла? – Ничего.
— Где найти бла-бла-бла? – Нигде
Ну, и так далее.
Некто (растерянно-успокаивающе): Ладно, ладно, я понял, устал ты. Так отдохни, может тогда как-то повеселее станет.
Гугл (устало): Да какое там «отдохни». Пока мы тут разговариваем, знаешь, сколько раз меня спросили, когда умер Джон Леннон и что такое палимпсест? Не говоря уж о том, где были сделаны снимки высадки американцев на Луне. Кстати, знаешь, главные русские вопросы нынче – не «Кто виноват?» и «Что делать?», а «Кто убил Лору Палмер» и «Что будет в новом сезоне Игры престолов». Ой, ладно, заболтался я с тобой. Надо отвечать, а то ведь выйдет, что гугл ни фига не окей. И уволят меня к чертовой матери. Впрочем, какое там «уволят», куда ж они все без меня, хе-хе.
Некто (слегка растерянно): окей, гугл, до свидания.
Гугл (безнадежно): издеваешься? (https://www.google.ru/search?q=до+свидания&tbm=vid напевает, постепенно удаляясь) Ты кто такой, давай, до свидания, ты кто такой, давай, до свидания, ты кто такой, давай, до свидания…

* * *

28 сентября 2015 Нет комментариев

…ты помнишь, это было осенью, в том году был очень теплый и солнечный сентябрь, после холодного лета – такой вот подарок, можно было гулять, даже загорать, кататься на велосипеде. И вот, ты как раз ехал на велосипеде, через парк, деревья стояли чуть желтые, но одновременно земля была уже усыпана опавшими листьями, которые шуршали под колесами велосипеда. Ты ехал, размышляя о всяком, но чаще – о том, что тепло уже заканчивается – это было понятно и по прогнозу, и по тому ощущению скорых холодов, которое разлилось в воздухе. Впереди замаячила детская коляска, неподалеку от нее – мамаша, в тот день очень много народу гуляло, стараясь ухватить за хвост бабье лето, которое вот-вот закончится. Когда ты поравнялся с коляской, ты увидел ребенка, который лежал в листве и греб руками, как будто плыл, а мамаша одобрительно наблюдала за этим действом. Ребенок был совсем маленький – год, полтора, наверное. И, помнишь, ты подумал: вот, повезло пацану, чуть ли не первая осень в жизни, и такая теплая, мягкая. А ведь через год подрастет уже – и не факт, что сможет так самозабвенно плавать посреди леса в листве. И пошло-поехало – вот, дескать, в детстве год – вечность, а как подрастёшь да повзрослеешь, так года щёлкают один за другим, не успеваешь замечать, как проходит время – новый год – лето, новый год – лето. Но потом попытался вспомнить, что было год назад – и не то, чтобы не смог, но с удивлением обнаружил, что это было так давно, и как будто с другим человеком. А уж чего было два, три года назад – совсем чудно, как будто история из другой жизни, не про тебя, что ли. Так что не только в детстве может быть так, что все меняется от года к году, и в сентябрьский парк приходит совсем другой человек. Лучше он или хуже – это по-разному, но это и не так важно было в тот момент, важно, что другой. В один сентябрь дважды не зайдешь, как-то так что ли, хотя формулировка и не очень – подумал ты и поехал в сторону дома, прощаясь с этим теплым сентябрем и с немного нелепым собой, который этот сентябрь прожил. Едем дальше, посмотрим, кто и где окажется чрез год…